Около 200 человек собрала дискуссионная площадка «Татарское предпринимательство и меценатство» в первый день работы шестого Всемирного конгресса татар. Обсудила она сразу семь тем, имеющих отношение к татарскому бизнесу, — от традиционной торговой деятельности до местами инновационного турпродукта. Тема благотворительности при этом звучала несколько факультативно: был бы бизнес, а там и меценатство подтянется, считают татарские предприниматели. 

«Сидят ждут, когда Татарстан придет и сделает им бизнес»

Четырехдневная программа очередного съезда Конгресса татар началась вчера работой секций, названных почему-то «дискуссионными площадками». Корреспондент «Реального времени» побывал на одной из них, под названием «Татарское предпринимательство и меценатство», но дискуссии там не обнаружил. Возможно, просто рано ушел — всего-то через 2 часа 40 минут после начала. Однако мало того, что дискуссионная площадка выглядела как серия обычных докладов, еще и содержание их оказалось очень разношерстным.

Вел собрание руководитель отдела по работе с татарскими предпринимателями исполкома ВКТ Фарит Уразаев. «Модераторами» он назначил Камиля Аблязова (Саратов) и Нуруллу Саттарова (Тюмень) — хотя они, как и все, просто выступили. Впрочем, Саттаров выступил не «просто», а резче всех.

— Нет бизнеса — нет благотворительности, — сразу перешел к делу Нурулла Гарифуллович. — И вот у нас 25 лет ждут, когда Татарстан придет и сделает им бизнес. Татарстан очень много сделал здесь, в республике. Но вне ее пределов — инвестиций очень мало. Чтобы у нас был бизнес, мы, татары, должны помогать друг другу. Мне Камиль [Аблязов] каждый раз говорит: «Все, последний раз сюда приезжаю». Но мы не можем сюда не приезжать, мы же татары. И если мы помогаем своим (и в том числе тем, кто нуждается), тогда будут и бизнес, и инвестиции.

Позже Саттаров развил эту мысль, обратившись к присутствующим «представителям государства» с призывом относиться к татарскому бизнесу «более внимательно».

— А то мне, допустим, нужны шины, я обращаюсь в «Татшину», а там говорят — жди три месяца! Это татарам говорят! — негодовал предприниматель. — Давайте будем по-другому к своим подходить. Давайте заключать прямые договоры с татарами. Или, например, поставят некачественный продукт, начинаешь звонить — а тебя в суд посылают. Разве это отношение? Мы, татары, должны друг к другу бережно относиться, особенно в бизнесе.

Саттаров обратился к «представителям государства» с призывом относиться к татарскому бизнесу «более внимательно»

«Хотелось бы, чтобы Конгресс наконец начал решать проблемы татар»

Тема меценатства на «площадке» оказалась явно на втором плане, как и обозначил в своем выступлении Саттаров. Хотя прямо на заседании были зафиксированы сразу два факта благотворительности. Сначала широкий жест сделал певец Ренат Ибрагимов. «И меценат, и предприниматель, и патриот своего народа», как отрекомендовал его Уразаев, он заявил о готовности подарить всем делегатам Конгресса свой аудиосборник в трех дисках (состоящий не из песен, а из рассказов и печатной книги, переведенной в аудиоформат). При этом дежурных комплиментов организаторам Ренат Исламович отвешивать не стал, заявив, что предыдущие съезды конгресса были «формально-праздничными».

— Хотелось бы, чтобы с этого года Конгресс начал работать и решать проблемы татар, — сказал певец.

Другой подарок сделал неизвестный из зала. Проникшись выступлением делегатки, которая рассказала о своей работе с татарскими сиротами, он передал 20 тысяч рублей наличными на строительство дома для нуждающейся семьи.

«Когда безгэ эйтэлэр, что…»

Делегаты конгресса по-прежнему испытывают затруднения с родной речью. Многие уже в начале выступления просили разрешения перейти на русский, указывая разные причины («здесь татары разного происхождения, не все могут понять язык казанских татар», «я пока только учу татарский»). Один из делегатов даже начал говорить на смеси типа «когда безгэ эйтэлэр, что…», а потом окончательно перешел на русский. Однако молодой заместитель министра промышленности и торговли РТ Алмаз Хусаинов, слегка ломая язык, стоически произнес все свое приветствие на татарском — правда, не отрываясь от бумаги. Представляя портал «Мейд ин Татарстан», он отметил, что ресурс доступен на двух языках — русском и английском. Возможно, в этой аудитории не стоило об этом говорить, чтобы не сыпать соль на национальные раны. Впрочем, по плану портал будет 10-язычным — может быть, на нем найдется место и татарскому.

Фарит Уразаев поблагодарил замминистра за красивую татарскую речь (некоторые в этот момент засмеялись). А вот другой замминистра — сельского хозяйства и продовольствия Ришат Хабипов, рассказавший о том, как в Татарстане стараются сохранить татарскую деревню, показал гораздо более уверенное владение татарским. И это в некотором смысле тоже показатель.

Ришат Хабипов, рассказавший о том, как в Татарстане стараются сохранить татарскую деревню, показал уверенное владение татарским

Сабантуй: от тренда к бренду

Самой долгоиграющей темой дня стала, пожалуй, туристическая индустрия «для татар». Добросовестно отсидевший практически все мероприятие председатель госкомитета РТ по туризму Сергей Иванов попытался задать тон обсуждению:

— Что может стать драйвером интереса в Татарстане для татарских общин? Чтобы они приезжали сюда? В 2016—2017 годах мы с Конгрессом создали соответствующие турпродукты и турпакеты, однако намеченного результата не достигли. Интерес к этим продуктам не очень высокий. Поэтому хотелось бы разобраться, почему так происходит: может быть, не тот контент или не те цены, или другие причины. Пожалуйста, высказывайтесь — что вы об этом думаете.

Аудитория, однако, не высказалась.

Сажида Баталова, председатель совета региональной национально-культурной автономии татар Бурятии, провела ликбез по формам туризма, к которым могло бы по-своему приспособиться «татарское» предложение: этнотуризм (вроде посещения бедуинов в Египте), джайлоо-туризм (как у киргизов — пожить в юрте, поездить на лошадях, попробовать кумыс), ностальгический, генеалогический туризм. Спикер призвала брендировать и коммерциализировать татарские события и явления:

— Сабантуй в последние годы стал трендом. Но пора уже переходить от тренда Сабантуя к бренду Сабантуя. Причем здесь вполне возможны региональные вариации — «Московский Сабантуй», «Астраханский Сабантуй» и т. д.

В качестве успешного примера такого брендирования Баталова привела раскрутку Урюпинска. Судя по ее рассказу, брендовый потенциал городка в Волгоградской области выжат, кажется, до предела. Это не только «столица российской провинции», но и, например, центр козьего пуха — и благодаря этому счастливому обстоятельству урюпинцы проводят конкурс «Мисс Козочка» и чемпионат по «забиванию козла».

«Есть, есть еще у нас неохваченные участки», — настаивала Сажида Баталова. Вот казы (татарскую конскую колбасу) в России знают очень слабо, несмотря на то, что этот нескоропортящийся продукт удобен для торговли. Не знают россияне и катык, и балмай (мягкое сливочное масло с медом), и мэтрушкэ чэе (чай из душицы).

Сергей Иванов попытался задать тон обсуждению темы туристической индустрии «для татар»

Некоторое время свои торгово-экономические возможности представляли делегаты из Киргизии, Узбекистана и других стран, а также сотрудница Агентства инвестиционного развития РТ. Увенчалась эта серия рекламным выступлением представительницы одного из республиканских банков — в лучших традициях платного участия в форумах для коммерческих структур. «Диктую свой мобильный, я в доступе каждый день до 21.00, всегда дам всегда развернутую консультацию», — обещала дама. Модератор проводил ее с трибуны словами: «Да, в республике есть проблемы с банками. Но этот — надежный, работайте с ним!»

Один из татарских журналистов, однако, не выдержал и выкрикнул:

— Уважаемая, а когда всю эту информацию можно будет прослушать на татарском?

— Извините. В следующий раз — обязательно, — с улыбкой произнесла спикер.

Рустем Шакиров

Конгресс татар обсудил особенности национального предпринимательства
comments powered by HyperComments